Интервью газете "Еврофутбол"

15-21 июля 2008 года
ЕВРОФУТБОЛ               


Алексей САФОНОВ: ДЛЯ АГЕНТА ФУТБОЛИСТЫ КАК ЧЛЕНЫ СЕМЬИ


Известный агент Алексей Сафонов, представляющий интересы таких игроков, как Денис Бояринцев, Валерий Климов, Артем Дзюба, Алексей Медведев, Евгений Савин, Андрей Иванов, дал интервью газете «Еврофутбол». В нем он рассказал о специфике своей работы, любопытных деталях и взаимоотношениях с игроками.


10 ПРОЦЕНТОВ С КОНТРАКТА


– Как агент подбирает себе клиентуру?


– Я начинал работать «с нуля». Агент должен постоянно быть в разъездах, смотреть за игроками, анализировать. Я общался, наводил контакты. А есть люди, которые считают так: раз я получил «корочку» агента, ко мне сразу же пачками побегут футболисты, и я только буду получать деньги. Это ошибочное мнение. Надо работать с игроками. При этом я считаю, что самое главное – качество, а не количество. А есть агенты, у которых по 400-500 подопечных.


– Что включает договор игрока с агентом?


– Как правило, агентский договор с игроком – двухлетний. Можно, правда, заключить контракт на год, но главное – не больше двух лет. В течение этого времени ты ведешь дела этого игрока. К чему обязывает договор обе стороны? Вообще соглашение типовое. Но некоторые агенты включают в него пункт о неустойках, если футболист решит разорвать соглашение с ним. Я обычно их не вписываю. Насильно мил не будешь. Это принципиальная позиция нашего агентства, в котором работает шесть сотрудников.


Сам принцип договора прост: с контракта игрока агент получает от 10 процентов и ниже, в зависимости от того, как договоришься. По регламенту можно получать деньги и с клуба при переходе футболиста (а не с игрока) . Но у нас в России к таким цивилизованным отношениям еще не пришли. Хотя на Западе они есть. Александр Панов, поигравшей за границей во Франции и Швейцарии, подчеркивал, что его тогдашний агент Костя Сарсания не брал с него агентских комиссионных, но зато получал деньги с клуба при переходе. Здесь есть как плюсы, так и минусы. Допустим, агент может «загнуть» сумму, и клуб откажется от приобретения игрока.


Обычно клуб обращается к агенту: хотим приобрести такого-то футболиста. Моя задача: сделать ему максимально комфортные условия. Определиться со сроком контракта, который бы устраивал игрока, чтобы тот прогрессировал, обговорить максимальную зарплату и прочие моменты – например, решение жилищного вопроса, вопрос с машиной. А я в итоге получаю свои десять процентов с дохода футболиста. Если я сделал игроку пятилетний контракт, то по правилам ФИФА имеют право на получение дивидендов за время действия этого контракта.


НЕ ХОЧЕТСЯ БЕГАТЬ ЗА ИГРОКАМИ


– Очевидно, что игроки выплачивают комиссионные в рассрочку?


– Разумеется. А как иначе? Допустим, игрок должен получить за пять лет контакта 15 миллионов долларов. Десять процентов – полтора миллиона. Как он их сразу выплатит? Обычно отчисления идут раз в квартал. Но бывает и ежемесячно, а бывает – по окончании сезона. Но это уже не суть важно. Я вообще считаю, что взаимоотношения «агент-игрок» никакими бумагами не скрепишь. Если совместная работа устраивает обоих, футболист прогрессирует, и вам комфортно друг с другом, то тогда, я считаю, достаточно джентльменского соглашения.


– У вас такие есть?


Есть.


– Например?


– Допустим, я сейчас не помню, продлен у нас контракт или нет с Алексеем Медведевым,  который был одним из первых футболистов, с кем я начинал работать, с Сергеем Рыжиковым. Впрочем, в моем агентстве есть юристы, которые обычно отслеживают, когда контракт заканчивается. А бывает, что игроки сами гораздо больше переживают по этому поводу. Звонят мне: «Слушайте, у нас контракт заканчивается, давайте продлим». Если я серьезно веду работу, желательно, чтобы в дальнейшем не бегал за игроком. Сейчас мне звонят многие футболисты и, к сожалению, иногда даже приходится отказывать. Всех не «переваришь». Хотя бывает много ситуаций, когда помогаю безвозмездно. Нельзя на каждом шагу получать деньги. У меня есть наработанная база контактов с различными тренерами. Бывает, что игрок, чьи дела я не веду, спрашивает меня: «А не поможете устроиться туда-то и туда-то»? Я всегда готов позвонить какому-то тренеру, если понимаю, что такой футболист может подойти под его модель. Потом игрок перезванивает: «Сколько я вам должен?» Отвечаю: «Ты что, смеешься, что ли?»


ДЕРГАТЬ ФУТБОЛИСТОВ РАДИ ПРИБЫЛИ – НЕПРАВИЛЬНО


– Что должен делать агент, помимо помощи в заключении контракта футболиста с клубом?


– После того, как игрок попадает в какую-то команду, ты продолжаешь отслеживать его карьеру. У нас есть своя присказка на этот счет: «Если футболист тебе не звонит, значит, у него все в порядке». Если видишь, что игрок прогрессирует в команде и ему в ней комфортно, твоя задача – добиться продления контракта на улучшенных условиях. Если у твоего подопечного в команде что-то не пошло, ты должен, не дергая игрока, найти ему пять-шесть вариантов для продолжения карьеры. Наглядный пример – молодые спартаковцы Дзюба, Кудряшов и Сабитов, которые в этом году крайне редко выходили на поле. Я нашел им сразу несколько вариантов.Порой, чем чаще агент дергает игрока из команды в команду, тем больше он получает прибыли. Я не сторонник такого подхода. Я, наоборот, хочу, чтобы у моего подопечного был долгосрочный контракт, и он чувствовал себя комфортно. Тогда и мне спокойней. Я всегда считал: деньги тебя догонят. Каждая карьера – это чья-то судьба. Бывает, «жучок» сорвет игрока, пообещав устроить его в тот или иной клуб, а потом не может найти ему вариантов.


– «Жучок» – это агент без лицензии?


– Да. Но бывает, что от них больше пользы, чем от некоторых лицензированных агентов. Сейчас многие получили лицензии. Но я больше половины из этих людей даже в лицо не знаю. Знаком, разумеется, с Павлом Андреевым, с Артемовым, с Ереминым, с Витей Панченко, который сейчас стал спортивным директором в ЦСКА. При этом ему пришлось отказаться от лицензии. Агент не имеет права работать в клубе. Поэтому и Константин Сарсания в свое время сложил лицензию.


– Итак, основной заработок футбольного агента – это проценты от заключения контракта и от его продления?


– Можно получить деньги и с клуба – за подбор игроков. Причем я могу не вести дела этих футболистов. Допустим, обращается тренер или же спортивный директор какой-то из команд: нужны два крайних хава. Начинаю поиск. У некоторых агентов есть база данных. Они могут собрать характеристику. Агента могут попросить, чтобы тот съездил и посмотрел на какого-нибудь зарубежного игрока, дав ему оценку. Одно время программисты нашего агентства делали базу по технико-тактическим данным игроков. Кроме этого, агент может дать юридическую консультацию.


ИГРОКИ – КАК МАЛЫЕ ДЕТИ


– Какими знаниями должен обладать футбольный агент?


– Во-первых, он должен тонко разбираться в футболе. Я знаю агента, который очень грамотен в юридических вопросах, но при этом не совсем силен в футбольных. Бывают и обратные ситуации. Нужна золотая середина. Если ее достичь не получается, то желательно создавать тандемы. Я знаю вариант, когда очень сильный в юридическом плане человек взял себе в помощники бывшего футболиста.


– С какими проблемами игроки обращаются к агентам?


- Для меня футболисты – как члены семьи. К примеру, когда контракт со «Спартаком» заключал Сабитов, я помогал ему во всех мелочах. Допустим, как правильно оформить кредит. Решал игрокам вопросы по свадьбе, находил удобный ресторан. Возникали вопросы с институтом – тоже помогал решать. Консультировал в вопросах приобретения недвижимости. Игроки – как малые дети. Вроде бы получают огромные деньги, а ко многим жизненным ситуациям абсолютно неприспособленны. Я, к примеру, всегда стараюсь, чтобы мои игроки обязательно получили высшее образование. Кому-то подчас советую посмотреть тот или иной фильм, почитать определенную книгу. Хочу, чтобы ребята, давая то же интервью журналистам, могли связать два слова. Надо смотреть и за режимом игроков. А то некоторые балуются спиртным, иных засасывает казино. Приходится подсказывать. Хотелось бы, чтобы футболист не проигрывал зарплату за игровым столом.


– Что может оговариваться в контракте футболиста с клубом?


– Каждое соглашение – индивидуально. Чем больше игрок востребован, тем проще вести переговоры. А если парень два раза стукнул по мячу, и ты начнешь диктовать условия, тебя просто пошлют куда подальше. Надо всегда стараться находить золотую середину. В контрактах серьезных игроков обычно пишут сумму отступных. Иногда в расчет берутся форс-мажорные обстоятельства. Именно так было при переходе Бояринцева в «Шинник». У ярославского клуба из года в год случаются финансовые проблемы. И я оговорил в контракте условия его разрыва в случае задержек по выплате зарплаты, бонусов. Там же были пункты о смене тренера и вылете команды в первый дивизион.


– В таком случае он мог уйти на правах свободного агента?


– В каких-то ситуациях – да. А в случае смены тренера оговорена определенная минимальная сумма компенсации. Мы страховались в ситуации с Денисом, ведь он все-таки уходил из «Спартака», причем с серьезных денег. И важно было не попасть впросак.


– Из-за чего футболист может поменять агента?


– Здесь все сугубо личное. Вот почему браки распадаются? Здесь все то же самое. Начали работать и почувствовали несовместимость. А бывает, что агент нечистоплотный. Или игрок. Главное: чтобы игрок мог прогрессировать. Всех денег не соберешь. Для меня важно, чтобы мы с футболистом всегда прямо смотрели друг другу в глаза, и никто не отводил взгляда: мол, кто-то кому-то «недодал». А если в общении есть дискомфорт, то дела игрока вести смысла нет. Я – за честные отношения.


Денис Широв


Фото: www.rfootball.info

23.07.2008



Отправить сообщение

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.
Image CAPTCHA
Enter the characters shown in the image.